четверг, 17.04.2014
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
Мемориал Вугара Гашимова19.04
Пойковский11.05

Чемпионат Мира

Юрий ВАСИЛЬЕВ, «СЭ»,
специально для СhessPro

ЛЬВОВ ЖДЕТ ТОПАЛОВА И КАМСКОГО!

Подтвердилось то, о чем сайт ChessPrо сообщил раньше других. Полуфинальный матч претендентов Топалов – Камский с призовым фондом 750 000 долларов («чистыми») пройдет во Львове (Украина).

…«Сумма $ 935 000 высветилась на экране банковского компьютера в Лозанне», - своим будничным, слегка глуховатым голосом сообщил мне Александр Черненко, менеджер Гаты Камского, инициатор и один из главных действующих лиц всей этой сенсационной истории.

…Так как я первым поведал шахматному сообществу о матче во Львове и о рекордном призовом фонде, то естественно, волновался: а ну, как все не состоится?! Последней каплей явилась встреча в кабинете главного редактора «64» Марка Глуховского с Дмитрием Плисецким, который сообщил о скепсисе Каспарова относительно $750 000 на матч Топалов – Камский: «Вот увидите, все это окажется «мулькой» и вскоре лопнет, как мыльный пузырь!»

Ну, думаю, дела… Гарри дока в таких делах. Если уж он не верит, что можно найти ТАКИЕ деньги на ТАКОЙ матч, то, наверное, и впрямь все скоро лопнет…

Однако не «мулька»! Не пузырь! И не лопнул!

Все оказалось чистой правдой.

И не просто чистой. А кристально яркой. Как алмаз «Звезда Африки» (530,2 карата).

История удивительная. На грани фантастики. И отчасти даже за гранью.

Поэтому не убираю ни одного слова из нашего разговора с этим удивительным человеком по имени Александр Черненко.

НЕБО В АЛМАЗАХ

Позвонил мне Александр из Аккры, столицы Ганы. Где у него… алмазные прииски. Не его собственные, а концессия на эти самые прииски.

Позвонил Черненко прямо с улицы.

…В мою трубку ворвался гомон босоногих африканцев, пахнула раскаленной духовкой африканская жара, в воздухе стояла столбом какая-то коричневая африканская пыль…

Или не коричневая?..

Черненко: «Сейчас доберусь до отеля. Там попрохладней. А то здесь градусов 45…»

Я: «Хорошо, Александр. Добирайтесь. Я тоже на улице. И мне тоже час добираться до дома. У нас плюс 8. В тени», – зачем-то уточнил я.

Через час новый звонок.

Черненко: «Ну вот. Я на месте. У меня есть 25 минут».

- Начнем разговор. Думаю, уложимся. Что, Александр, действительно у вас там сейчас 45 градусов?

- Ну, сейчас, я думаю, меньше, потому что тучи на небе… Примерно 34… Потому что вот-вот начнется дождь, а когда идет дождь, температура падает на 10-15, иногда на 20 градусов…

- Часто вы там, в Африке, бываете?

- У меня в Африке свой бизнес, поэтому довольно часто.

- Что-то о вашем бизнесе расскажете читателям?

- Нет проблем. Первым моим бизнесом на Украине было книгоиздательство. Хотя я журналист по специальности. Когда распался Советский Союз, я создал одно из первых частных издательств. И мы издали десятки миллионов книг. По многим из них по сегодняшний день учатся в школах, институтах, университетах Украины. Я считаю, что это самая светлая страница моего бизнеса, потому что я занимался тем, чем хотел заниматься, чем люблю заниматься.

- Извините, не спросил сразу. Сколько вам лет, где живете, имеете ли семью?

- Мне 50, женат, сыну 26, дочери – 16. Живу в Киеве.

- Несколько слов о вашей журналистской деятельности. Коллеги как никак.

- Я работал на радио «Свобода» в Мюнхене. Было это и в «запрещенные времена», и в «незапрещенные». Освещал экономическую тематику.

- Давно стали бизнесменом?

- Вообще, я бизнесмен с 1988 года. Последние 7 лет у меня производственный бизнес. На Украине я занимаюсь разработкой блочных и щебеночных гранитов, а в Африке… Ну, вы знаете, чем можно в Африке заниматься? Это – драгоценные и не очень драгоценные камни. Чтобы не вдаваться в детали.

НЕ ОДНА ДЕРЕВНЯ СМЕЯЛАСЬ

- Ну, а с шахматами вы, Александр, как связаны? Не могли же вы просто так, ни с того ни с сего, заняться шахматным менеджментом?

- Это по-своему удивительная история… Вырос я в селе Голубовка, что в восьми километрах от районного центра Прилуки Черниговской области. Село было «средней забитости»… Помимо занятий сельским хозяйством и животноводством фактически ничего не существовало… Человек в селе, который занимается интеллектуальным трудом, смотрится как-то диковато… А когда его интересуют шахматы и когда он выписывает в возрасте 10-11 лет: «Шахматы в СССР», «64» (еще Петросян был главным редактором, а потом Рошаль), потом шахматные журналы из Болгарии, Югославии – это выглядело по меньшей мере странным…

- Мы с вами не только коллеги, но и земляки: я родился в городе Прилуки Черниговской области… Вы, как я понял, говорите о себе?

- Естественно, я говорю о себе. Как это случилось, я, честно говоря, понять не могу. Потому что в селе было не престижно, стыдно интересоваться шахматами… Но я – не знаю почему – стал интересоваться шахматами, и половина почтовой сумки почтальона была забита газетами и журналами именно для меня, и половину этой почты составляли шахматные издания.

- Извините, Александр, все же это не такое дешевое удовольствие: подписка на журналы, выходившие в странах социализма, стоили не так уж дешево по сельским меркам…

- Дело в том, что мы в селе тогда прилично зарабатывали. Скажем, у нас была огромная пасека, прекрасный сад, у нас всегда были три-четыре коровы, пять-шесть свиней, козы, овцы, утки, куры… В год наша семья – отец, я и бабушка - зарабатывали от 8 до 10 тысяч советских рублей.

- Кем работал ваш отец?

- Отец – ветеринарный врач. Он прошел всю войну, а когда вернулся, закончил ветеринарный институт в Западной Украине. Был областным ветеринарным врачом, районным ветеринарным врачом, потом ветврачом в совхозе. По служебной лестнице не продвигался по простой причине: он был беспартийный, каждые пять лет ему предлагали повышение, но с условием вступить в партию. Он этого не делал. Он был удивительно образованный, интеллигентный человек, понимал, что в селе жить всю жизнь мне не надо, что надо себя реализовать. В общем, с деньгами проблем у нас в семье не было, но самое главное, что отец понимал меня.

- Вы играли со своим отцом в шахматы?

- Отец никогда не играл в шахматы, но все о них знал. Как и вообще о спорте.

- А с кем же вы играли?

- Я играл в шахматы по переписке. Не одна деревня смеялась над этим моим занятием: как это можно играть в шахматы по переписке?!

МАСТЕРА ВЫПОЛНИЛ, НО НЕ ПОЛУЧИЛ

- И до какого разряда вы доигрались?

- Это был довольно солидный уровень турниров по переписке – первенство Украины. Помню, что доигрался до кандидата в мастера. Еще перед развалом Советского Союза я доигрался до мастера спорта по переписке. Но звания не получил, потому что, когда все развалилось, то года два-три никаких соревнований по переписке не было. Но могу с уверенностью говорить, что на крепкого кандидата в мастера я играю точно.

- Как дальше развивалась ваша шахматная судьба?

- Как таковой у меня «шахматной судьбы» не было вообще. То, о чем я вам рассказал, – практически все. Я играл в шахматы в университете, возглавлял команду своего факультета, но в университете мое занятие шахматами было уже простым увлечением.

- Это какой университет?

- Киевский. Я окончил Киевский Государственный Университет. Вырвался из села и поступил с первого раза, хотя конкурс был 36 человек на место. Никто не верил, что я поступил «по уму», думали, дал взятку, но я поступил без ничего: без связей, без контактов, без денег. Из почти забитого села.

ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ШАХМАТНЫХ КНИГ

- В университете вы занимались шахматами уже, так сказать, факультативно?

- Пожалуй. Я отслеживал шахматные события. Знал все обо всех, насколько можно было это знать из открытых источников. Естественно, просматривал партии всех ведущих шахматистов мира, обычно в ночное время. У меня одна из лучших шахматных библиотек не только в Украине, но, возможно, и на всем пространстве бывшего СССР.

- А сколько у вас книг по шахматам?

- (вздыхает) Точно не считал, но исчисляется тысячами. Думаю, где-то под четыре тысячи книг.

- Они у вас что, все на киевской квартире находятся?

- Не все в квартире, конечно… Часть на даче. Часть в архивных помещениях, в описях. А часть даже в ящиках. Старые книги 20-х – 30-х годов, зарубежные издания…

- Какие-то пристрастия среди великих шахматистов у вас были?

- Мне больше всего нравятся шахматисты позиционного стиля. Я очень люблю творчество Тиграна Вартановича Петросяна. Глубоко уважаю Сэмюэля Решевского. Мне очень симпатичен Олег Романишин, который имел нестандартные, но здоровые позиционные идеи. Восхищаюсь Паулем Кересом. Грандиозны лучшие позиционные партии Анатолия Карпова. Мне несказанно нравится позиционный Таль, который побеждал не за счет того, что мог пересчитать соперника, а когда он комбинировал на здоровой позиционной основе.

ПРЕДЛОЖИЛ ГАТЕ ПОМОЩЬ

- Как судьба вас свела с Гатой?

- Так получилось, что по жизни я был диссидентом. Работая на радио «Свобода» и преподавая в институте, имел неприятности с «органами». И поэтому, когда Гата, по различным причинам, скажем так, не стал чемпионом мира в 1996 году, и когда он опять же по разным причинам (комментировать эту тему не хочу) ушел из шахмат, я был страшно расстроен, потому что видел, как он в ряде партий буквально «разносил в пух» самых выдающихся шахматистов того времени. Когда Гата вернулся два года назад в шахматы, я читал множество интервью с ним (в том числе и ваши). Было видно, что он играет со старым багажом, но при этом выглядит очень достойно даже на фоне игроков первой мировой десятки. Я пришел к выводу, что ему надо помочь. Во время турнира памяти Таля был по делам в Москве, подошел к Гате и сказал, что хочу ему помочь и с точки зрения организаторской, и с точки зрения финансовой. Он ответил, что не может решать подобные вопросы самостоятельно, в одиночку, что должен посоветоваться со своей семьей. Под новый год мы созвонились с отцом Гаты Рустамом и обо всем договорились предметно. И я вступил в должность.

ЛЬВОВ – ШАХМАТЫЙ ГОРОД

- Александр, как вы относитесь к львовскому гроссмейстеру Василию Иванчуку?

- Только что, находясь здесь в Аккре, просмотрел партии, выигранные Василием на турнире в Софии. Красиво! Иванчуком невозможно не восхищаться, он – энциклопедист в шахматах. И он живет внутри этого черно-белого мира. Жаль, только, что Василий до сих пор не смог реализовать в полной мере свой фантастический потенциал, ведь талант-то у него, несомненно, чемпионского уровня…

- Вот-вот, и я о том же. Я тоже считаю, что талант у Иванчука не уступает по масштабам ни крамниковскому, ни топаловскому, ни анандовскому. Лишь порой не хватает, может быть, практичности Василию… Сейчас, когда все узнали о вашей инициативе, связанной с организацией матча Топалов – Камский, о больших деньгах, которые вам удалось собрать для этого события, многие любители шахмат (в том числе из Украины) поговаривают: «Ну вот, под иностранца у них нашлись деньги, а под боком, в том же Львове живет гениальный шахматист Иванчук, и ему почему-то никто не хочет оказать всестороннюю помощь, для того чтобы он мог вновь пробиться к матчу за титул чемпиона мира…»

- Возможно, мой ответ покажется парадоксальным. Я это делаю не только для того, чтобы поддержать Гату, но и для того, чтобы вернуть Львову его доброе шахматное имя. Это город, который дал миру Леонида Штейна, Виктора Карта, Александра Белявского, Адриана Михальчишина, Олега Романишина, Марту Литинскую, Зою Лельчук, я уж не говорю о Василии Иванчуке. Я принципиально хочу, чтобы шахматное событие, к которому будет приковано внимание всего мира, проходило именно во Львове. Чтобы мир увидел: Украина может проводить матчи на достойном уровне. Что в Украине можно провести «Евро-2012» на достойном уровне. Я хочу, чтобы матч прошел во Львове потому, что Львов – кузница шахматных кадров не только бывших, настоящих, но и будущих. Я хочу, чтобы матч прошел во Львове, еще и потому, что сейчас там идет борьба за сохранение легендарного шахматного клуба…

- … Шахматный клуб на площади Рынок? Там я впервые познакомился с птенцами гнезда Виктора Карта: Романишиным, Белявским и Михальчишиным и с самим Виктором Эмануиловичем… Было это много-много лет тому назад.

- Да, совершенно верно, шахматный клуб на площади Рынок. Его хотят отобрать у шахматистов, и я считаю это позорнейшим фактом. Две недели тому назад, когда был во Львове, я обсуждал эту тему с Олегом Михайловичем Романишиным. Я предложил ему стать главой оргкомитета по проведению матча Топалов – Камский. Поэтому для меня это поддержка одновременно и гроссмейстера Камского, и города Львова, и шахматной Украины. Считаю, только громко заявив о себе, можно поддержать шахматистов Львова и Украины. Как говорят на Украине: «Мертвi бджоли не гудуть» («Мертвые пчелы не жужжат»). Когда будет гул, когда будет движение, тогда можно будет возродить былые шахматные традиции этого уникального мирового шахматного центра.

- Почему произошли все эти проволочки с предоставлением банковских гарантий?

- Если коротко, то для того чтобы предоставить банковские гарантии, нужно собрать целый ряд документов. Когда эти документы были готовы, я получил письмо от первого вице-президента ФИДЕ г-на Макропулоса о том, что нужно предоставить не так называемый «банковский инструмент», а сделать прямой перевод на счет ФИДЕ всей суммы, а она достаточно приличная - $ 935 000. Это тоже совершенно нормально, но создало мне дополнительные трудности, ибо, для того чтобы сделать такой перевод, нужно объяснить банку, для чего переводятся деньги. Нужны контракты на матч. А контракты на матч Топалов – Камский еще не подписаны. Технически и технологически это все занимает много времени: проверки, запросы, блокировка денег на счету и так далее и тому подобное. Довольно долгий и муторный процесс.

- Наконец, этот «муторный процесс» завершился. И все препятствия для организации матча Топалов – Камский устранены. Каковы ближайшие задачи у менеджера претендента на первенство мира Гаты Камского?

- Теперь надо помочь Гате организовать серьезную подготовку к матчу, - озабоченным тоном закончил наш разговор новый яркий менеджер в мире Больших Шахмат Александр Черненко.

Разговор продлился несколько больше запланированных 25 минут. Но я надеюсь, алмазов в Африке должно хватить…

 
Главная Новости Турниры Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Книги Голоса Все материалы Форум