суббота, 01.11.2014
Расписание:
RSS LIVE КОНТАКТЫ
FIDE Grand Prix. Ташкент20.10
Мемориал Петросяна03.11
Матч на первенство мира07.11

Энциклопедия

Владимир БАРСКИЙ,
международный мастер

Мир идей Давида Бронштейна


обсудить

Давид Бронштейн (19 февраля 1924, Белая Церковь, Украина – 5 декабря 2006, Минск, Беларусь) – яркий, неординарный, самобытный, изобретательный, хитроумный. Один из самых богатых на оригинальные идеи гроссмейстеров в истории. Не случайно одна из публикаций о нем называлась очень метко: «Шахматы богача».  

ПОДЛИННЫЙ НОВАТОР

В сентябре 2002 года в Москве проходил матч по быстрым шахматам «Россия – Мир». Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов пригласил в Кремль (гроссмейстеры играли во Дворце съездов, где в советские годы собирались форумы славной нашей партии) почетных гостей-ветеранов шахмат. Я тогда сделал снимок, который бережно храню в архиве: на сцене стоят Андре Арнольдович Лилиенталь, Василий Васильевич Смыслов, Давид Ионович Бронштейн и Виктор Львович Корчной. 

Меня представили Бронштейну как главного редактора новой газеты «Шахматная неделя», и мы разговорились. Хотя нет, этот глагол неточный: Давид Ионович обрушил поток информации, сгусток парадоксальных идей; я же, ошарашенный мощной интеллектуальной атакой, пытался угнаться за ходом мысли собеседника. Журналистский опыт помог всё же устоять на ногах, я немного пришел в себя и попросил разрешения включить диктофон. Бронштейн сразу как-то заскучал и с некоторой обидой произнес:
– У меня нельзя брать интервью так вот на ходу! Приходите ко мне в гости, тогда и поговорим.

Каюсь: в суете повседневной жизни я так и не воспользовался приглашением великого шахматиста. «Неделя» отнимала уйму сил и времени, а Давид Ионович бывал в Москве лишь наездами – жил в основном у своей жены Татьяны Болеславской в Минске. Из книг, статей, разговоров со старшими коллегами постоянно узнаешь о Бронштейне что-то новое и сожалеешь, что в этой жизни уже не удастся его ни о чем расспросить…

Гарри Каспаров в предисловии к книге «Давид против Голиафа», вышедшей в том же 2002 году (авторы – Д.Бронштейн и С.Воронков), писал:

– В одном из недавних интервью Бронштейн с горечью обронил: мол, выиграй я у Ботвинника, все бы мне в рот смотрели! И он прав. Я думаю, выиграй Давид Ионович тот матч (а по игре он, на мой взгляд, заслуживал победы), его идеи действительно оказались бы более востребованными, да и шахматы могли бы пойти несколько иным путем. Не знаю, чего уж ему не хватило, но он не стал чемпионом мира. А жаль. Потому что по глубине понимания шахмат, именно по глубине, а не только по оригинальности (Ларсен тоже оригинален, но до «великого Давида» ему далеко), Бронштейн, безусловно, принадлежит к чемпионской когорте.

И еще одна цитата Каспарова:

– Бронштейн – подлинный новатор. Не только в дебютной теории, но и в самом подходе к шахматам. Одна идея взаимного сеанса одновременной игры на восьми досках, как они играли с Талем, чего стоит! А комментирование ходов прямо во время партии? А создание театра шахмат, на сцене которого разыгрывались бы шедевры прошлого? Вообще Бронштейн не давал скучать. Он думал, как сделать процесс игры более динамичным и интересным для публики, как полнее раскрыть творческий потенциал шахмат. Увы, из всех его многочисленных новаций прижились пока только быстрые шахматы...

Действительно, претендент на мировую корону, сыгравший в 1951 году вничью матч с М.Ботвинником, успел сделать в шахматах очень и очень многое. Вдохнул жизнь в староиндийскую защиту и королевский гамбит. Написал ряд блестящих книг, одна из которых, посвященная турниру претендентов 1953 года, стала абсолютной классикой, ее уже свыше полувека неизменно называют в числе лучших и гроссмейстеры, и любители. Многие идеи Бронштейна на несколько десятилетий опередили свое время. Так, еще в 1987 году, задолго до нашествия компьютеров, Давид Ионович писал: «Сегодня происходит интереснейшее явление – шахматный зритель зачастую опережает игроков на сцене. А вдуматься, что же тут удивительного? Едва партия приобретает свои характерные очертания, искушенный зритель сразу фиксирует тип позиции и начинает не только прогнозировать стандартные планы сторон, но и рассматривать за них конкретные действия, отдельные ходы. Двойственность такой ситуации очевидна: гроссмейстеры застыли в позах глубочайших мыслителей, а в зрительном зале шахматисты-разрядники вспоминают, где и когда встретилась та же позиция, как там было сыграно, почему так, а не иначе…»

А как выглядит процесс «боления» сегодня? Зайдя на сайт, где партии в прямом эфире анализирует «Гудини», любой едва умеющий передвигать фигуры зритель чувствует себя полубогом. Часто он даже не пытается понять логику развития событий на доске, а внимательно всматривается в компьютерные строчки и, саркастически улыбаясь, ждет, «угадает» гроссмейстер правильный ход или нет. «Поднял» первую или хотя бы вторую линию – молодец, нет – слабак, играть не умеет! Эти свои «глубокомысленные» выводы (а по сути – комплексы и эмоции) горе-болельщики тут же выплескивают в чат, принижая тем самым высокое шахматное искусство. Если же совпадений с рекомендациями компьютера оказывается очень много, сердце зрителя наполняется праведным гневом, он начинает подозревать игрока в самом страшном грехе – читерстве. Вряд ли Давид Ионович из далеких восьмидесятых разглядел и эту опасность, но мысль его, безусловно, работала в правильном направлении: чем быстрее контроль, тем сложнее жизнь жуликов. Которых, хочется верить, у нас не так уж много: шахматы отвергают таких людей, поскольку наша игра – благородная, королевская!

«Мы совершенно забыли, что в большом спорте, куда сегодня отнесены шахматные соревнования, исполнение любых технических приемов происходит на предельных скоростях…» Эта цитата, как и предыдущая – из книги Д.Бронштейна «Самоучитель шахматной игры», изданной в Москве в 1987 году обычным по тем временам тиражом – 150 тысяч экземпляров. Конечно, эта небольшая книжечка с веселыми цветными картинками – всё что угодно, но только не самоучитель в привычном для нас значении этого слова: с ее помощью трудно постигать азы шахмат. Но люди, уже серьезно увлеченные нашей игрой, «проглатывают» самоучитель на одном дыхании: это абсолютно небанальные размышления неординарного человека о деле всей его жизни. 

Фото Валерия Левитина

ФОНТАН ИДЕЙ

…В августе 2013 года в Вашингтоне прошел матч-турнир женщин против сеньоров, посвященный памяти гроссмейстера Юрия Разуваева. К соревнованию была выпущена брошюра, куда вошли воспоминания друзей Юрия Сергеевича – гроссмейстеров Генны Сосонко и Бориса Гулько. Приведу пару цитат из очерка Гулько.

«Естественно сравнивать Бронштейна с Мишей Талем. Если Таля можно уподобить солнцу шахмат тех лет, то Бронштейна придется – Луне. Таль был ослепителен и как личность, и как шахматист. Сияние Бронштейна тоже было неземным, но странным и загадочным. Пик гениальности этих двоих разделяет десятилетие. Оба попали под асфальтовый каток, которым для их поколений был Михаил Ботвинник. Правда, если Таль из такого столкновения вышел экс-чемпионом мира, пройдя через величайшую из возможных реализаций честолюбия шахматиста, то Бронштейн в миллиметре от такой реализации оступился. Непонятно, что тут причина, что следствие, но Бронштейну, в отличие от Таля, титул экс-чемпиона мира, пожалуй, как-то бы не пошел. В этом титуле «экс-чемпион мира» облик Бронштейна не вязался со словом «мир». Давид был, определенно, не от мира сего. Может быть, поэтому Бронштейн и был в последний момент какой-то силой остановлен…»

«Бронштейн воспринимал мир вне себя, в отличие от Таля, серьезно, даже мрачно. Поэтому постоянно жаловался. Не всегда было понятно – на что. Не потому, что не на что было жаловаться, жаловаться было на что. Бронштейн воспринимал мир по-иному, не так, как все. Поэтому и жаловался не на то, на что можно было ожидать.

В отличие от Таля, Бронштейн не подписал письма с осуждением невозвращенца Корчного. Я спросил его вскоре после этого, планируются ли у него какие-то турниры. Он удивленно посмотрел на меня: «А чем я лучше Вас?»

Я не могу представить Бронштейна совершающим неэтичный поступок. В то же время он мог сказать что-нибудь такое советское, что начинаешь оглядываться: кому предназначены эти слова, не мне же?

Всё же основное воспоминание от нахождения вблизи Давида – это бьющий из него фонтан идей. Бронштейн, в отличие от Таля, был очень вовлечен в наш мир и готов был в нем всё поменять. Авторство многих его идей относительно шахмат, непонятно почему, отдано Фишеру. Например, «часы Фишера» с добавлением времени после каждого хода, «шахматы Фишера», в которых перед началом игры фигуры располагаются по первому ряду в соответствии с жребием. В начале 2012 года в Памплоне провели турнир, в котором соперники играли между собой одновременно по две партии. Это тоже идея Бронштейна. Он как-то сыграл в Тбилиси матч с Талем на восьми досках одновременно».

Каспаров и Гулько вспомнили одну и ту же красивую идею Бронштейна, не получившую (пока что?) широкого распространения – матч-сеанс один на один. Хотя турнир в Памплоне и состоявшиеся в декабре в Пекине Интеллектуальные игры показывают, что потихоньку просыпается интерес и к этой разновидности шахматного творчества. А вот что писал Давид Ионович о своем изобретении:

«Идея сыграть одновременно несколько партий с гроссмейстером возникла у меня во время одного из турниров, когда я из зрительного зала с интересом наблюдал за игрой на восьми досках. Увлеченно комментируя с друзьями события то на одной, то на другой доске, я внезапно догадался, что… сам играю 16 партий!

Тогда-то и появилась мысль провести матч из восьми партий за один вечер. Партнера для такого необычного состязания долго искать не пришлось: составить мне компанию без колебаний согласился М.Таль. Я был рад узнать от него по окончании встречи, что такой взаимный сеанс одновременной игры ему понравился.

Состоялся наш матч 30 апреля 1982 года в Тбилисском дворце шахмат. Игра длилась пять часов. А циферблатов было 16…»

 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

В начале 1990-х годов автор этих строк учился в Высшей школе тренеров, функционировавшей при кафедре шахмат Российской государственной академии физической культуры. Одним из наших преподавателей был доктор медицины, профессор Виктор Борисович Малкин. Он был видным специалистом в области авиационной медицины, работал с советскими космонавтами. А еще Малкин с детских лет любил шахматы, играл в силу приличного кандидата в мастера и на кафедре шахмат занимался изучением медико-биологических проблем шахматистов. Виктор Борисович дружил с Бронштейном, высоко ценил многие его идеи. Малкин и предложил мне написать под его руководством дипломную работу на тему «Матч-сеанс один на один как средство специальной подготовки шахматиста». Виктор Борисович смотрел на вещи с научной точки зрения: его интересовало, может ли подобная разновидность шахмат принести пользу в тренировочном процессе, и если да, то какие качества можно развивать с ее помощью?

Мне было интересно «покопаться» в малоизвестных партиях двух великих шахматистов, и я взялся за работу. Бронштейн привел эти поединки в уже упомянутом «Самоучителе», но с очень краткими примечаниями. Долгие годы я прожил со счастливым убеждением, что после тщательного анализа сумел найти кое-что интересное, но при работе над статьей «прогнал» свои варианты на компьютере, и… Что ж, такова жизнь: не только скромный комментатор, но и великие гроссмейстеры упустили из виду массу возможностей!

Прежде чем перейти к разбору партий, позволю себе еще одно отступление. На протяжении многих лет Давид Бронштейн неустанно вел поиск новых форм проведения шахматных соревнований, мечтал о том, чтобы шахматисты творили за доской, а не просто соревновались в знаниях. Чтобы игра стала более зрелищной, динамичной, интересной для широкой аудитории, а «широкой» означает, в том числе, и не слишком квалифицированной. Еще в 70-е годы прошлого века Бронштейн пытался решить вопрос: как сделать шахматы популярным телевизионным видом спорта? Ответ неизвестен до сих пор, но благодаря бурному развитию Интернета вопрос успешно решается в «параллельном пространстве».

В наши дни онлайн- и видеотрансляции с комментариями гроссмейстеров во время крупных соревнований стали уже нормой жизни. Наверное, сейчас уже мало кто знает, что впервые радиорепортажи непосредственно в игровом зале (естественно, с помощью наушников) можно было послушать в 1941 году во время ленинградской части матч-турнира за звание абсолютного чемпиона СССР. Пионером онлайн-репортажа, если использовать современную терминологию, выступил гроссмейстер Григорий Левенфиш. Бронштейн пошел еще дальше: по его замыслу, узнавать о предполагаемом развитии событий зрители должны были от самих участников проходящей на их глазах партии!

Фото Валерия Левитина

Безусловно, можно «закопаться» еще глубже в историю и вспомнить (ибо ничто не ново под луной!), что еще в 1891 году Вильгельм Стейниц, играя с Михаилом Чигориным, выступал в нью-йоркской печати с прогнозами о дальнейшем течении борьбы. Но то был матч по телеграфу, серьезно растянутый по времени. А в 1975 году в Москве, на сцене Центрального дома литератора Таль и Бронштейн во время обычной партии, под тиканье часов делились с собравшимися в зале (разумеется, не слыша друг друга) своими замыслами и оценками. Встреча была организована известным писателем Леонидом Зориным. Многочисленные зрители с напряженным вниманием следили за шахматной драмой, чувствуя себя ее соучастниками. В тот раз победу одержал Бронштейн.

В.Малкин рассказывал мне, что схожая идея была предложена ранее учеными для изучения тайн мышления шахматиста, раскрытия алгоритма поиска хода и принятия решения. В психологии она получила название метода репортажа, т.е. размышления вслух о тех возможностях позиции, которые попали в поле зрения шахматиста и подвергаются его анализу. Голландский профессор психологии и шахматный мастер де Грот впервые провел такое исследование во время знаменитого АВРО-турнира 1938 года. В решении составленной им позиции согласились принять участие Алехин, Эйве, Файн, Флор... Однако Давид Бронштейн сумел не просто перенести этот метод на практическую партию, но и создать яркий, захватывающий спектакль.

Предложенный Бронштейном сценарий долгое время «пролежал на полке», но два года назад оказался востребован, – по иронии судьбы, во время турнира по быстрым шахматам с участием Виши Ананда, Магнуса Карлсена, Левона Ароняна и Владимира Крамника, посвященного 100-летию со дня рождения М.М.Ботвинника. Ирония получилась злой, поскольку Михаил Моисеевич не любил ни быстрых шахмат, ни Бронштейна. Вновь слово Борису Гулько: «Юрий (Разуваев) рассказывал: Ботвинник дал ему, ученику своей школы, проанализировать что-то скучное. «Давайте я лучше проанализирую только что игранную партию Бронштейн – Холмов. Очень интересные осложнения!» Партию Бронштейна? Ни за что! Ботвинник считал Бронштейна своим врагом и на его партию не согласился. Правда, прозвище, данное ему Бронштейну – «великий путаник» – содержит и элемент уважения. Все-таки «великий».

О матче 1951 года, после которого у Ботвинника и Бронштейна испортились отношения, сказано уже немало. Напомню лишь не слишком широко известный факт, о котором Давид Ионович рассказал журналисту Юрию Васильеву. Оказывается, перед началом поединка Ботвинник поставил вопрос о том, как именно должна предлагаться ничья. Ссылаясь на Алехина, Михаил Моисеевич рассуждал о том, что молодые шахматисты порой надоедают многочисленными предложениями ничьей. Бронштейн обдумал ситуацию и на следующий день сформулировал свои предложения: «Шахматист, желающий предложить ничью, должен сделать ход на доске и, не переводя часов, обратиться "в пространство" со словами: "Предлагаю ничью!" После этого шахматист может нажать кнопку часов. Брать назад предложение ничьей нельзя. Соперник может думать над ответом сколько угодно, но сделанный в ответ ход будет означать отказ от ничьей». Всё это потом, кроме слов "обратиться в пространство", было внесено в международный кодекс.

 

МАТЧ-СЕАНС ОДИН НА ОДИН

Талю и Бронштейну необходимо было, прежде всего, определить лимит времени и количество партий. Гроссмейстеры выбрали классический (для тех лет!) контроль, применявшийся в матчах на первенство мира и в большинстве крупных турниров середины XX века – 2,5 часа на 40 ходов. Оба шахматиста весьма благоприятно относились к быстрой игре, были блестящими блицорами (не забудем, что Таль в 52 года стал чемпионом мира по блицу – уникальное достижение!), поэтому они выбрали достаточно большое число партий – 8. Нетрудно подсчитать, что на 40 ходов одной партии каждый из соперников мог тратить в среднем около 20 минут. К слову, Бронштейн всегда очень серьезно относился к такому вопросу, как рациональное расходование времени на обдумывание, он вел хронометраж своих партий и настоятельно советовал другим шахматистам (особенно юным) делать то же самое. 

Партии матча попали в Мегабазу, при желании их легко найти. Михаил Таль победил со счетом 5:3 (+4 -2 =2), и это, в общем, неудивительно: 8-й чемпион мира по-прежнему входил тогда в шахматную элиту, тогда как Бронштейну было уже под шестьдесят, лучшие годы остались позади. Тем не менее, борьба получилась очень напряженной и красочной, гроссмейстеры ни на минуту не забывали, что играют для публики, и старались порадовать ее оживленными тактическими осложнениями.

Фото Бориса Долматовского

Приведу несколько ярких эпизодов, которые можно использовать как тесты «Проверь себя». 

 

М.Таль – Д.Бронштейн
Новоиндийская защита

1.d4 Nf6 2.c4 e6 3.Nf3 b6 4.a3 Be7 5.Nc3 d5 6.cxd5 exd5 7.Bf4 0-0 8.e3 c5 9.Ne5 Bb7 10.Bd3 Nbd7 11.Qf3.

Таль применил новую для того времени расстановку фигур: он вывел слона на d3, а ферзя на f3 и рассчитывает теперь создать давление на королевском фланге. Этот план вошел в моду через 5-6 лет, но потом против него нашли противоядие.

11...Re8 12.0-0 a6 13.Qh3 Nf8 14.Bg5 cxd4 15.exd4 Ne4 16.Nxe4 dxe4 17.Bc4.

Угрозы белых весьма опасны; так, в случае 17...Ne6? выигрывает 18.Nxf7! Черные должны были аккуратно посчитать варианты и забрать слона: 17...Bxg5! 18.Nxf7 Qxd4! , после чего белые вынуждены смириться с вечным шахом: 19.Nh6+ Kh8 20.Nf7+ и т.д. (плохо как 19.Nxg5+ Qxc4 , так и 19.Ba2 Bd5 20.Rad1 Bd2 ).

17...Bd5?! 18.Qb3!

Бронштейн упустил из виду, что 3-я горизонталь расчистилась, и ферзь может перепрыгнуть с фланга на фланг. Теперь у черных серьезные проблемы.

18...Bxc4 19.Qxc4 Ne6 20.Nc6 b5 21.Qa2?!

После этого Бронштейну удается «подкрутить» позицию, отвлекая тем самым внимание Таля от других досок. Значительно четче 21.Qc3 Qd7 22.Nxe7+ Kf8 23.Bh4 g5 24.d5 с победой.

21...Qd7 22.Nxe7+ Kh8 23.Bh4 g5 24.Nd5 gxh4 25.Nb6 Qb7 26.Nxa8 Nf4!

Черные демонстрируют чудеса изворотливости: забыв о материале (как-никак, не хватает целой ладьи!), они пытаются добраться до неприятельского короля.

27.b4.

Точнее 27.Qb3 Rg8 28.d5 Rxg2+ 29.Kh1 f6 30.f3.

27...Rg8 28.d5 Rxg2+ 29.Kh1 Qd7.

«Еще ход, и...однако очередь ходить за белыми, и они находят четкий геометрический маневр ферзем, который полностью отражает все угрозы противника» (Д.Бронштейн).

30.Qb2+.

На самом деле, с этим геометрическим маневром следовало обождать и сразу сыграть 30.Qb3. Теперь в случае 30...Qg4 31.Rg1 h3 решает 32.Qc3+! Kg8 33.Qg3! Если же черные пойдут, как в партии, 30...Nd3 , то сэкономленный шах очень пригодится: 31.Qc3+ (с темпом попадая на линию «с») 31...Kg8 32.Nb6! Qg4 33.Qc8+ , разменивая ферзей.

30...Kg8 31.Qb3 Nd3.

Как мы уже видели, не проходит 31...Qg4 32.Rg1 h3 из-за 33.Qg3! , поэтому черные перекрывают ферзю путь с b3 на g3.

32.Rg1.

32...Rg4?

У черных был фантастический ресурс 32...h3! (с угрозой спертого мата), и борьба за ничью ожидает белых! Так, после 33.Rxg2+ hxg2+ 34.Kxg2 Qg4+ 35.Kf1 Qf3 36.Ra2? белые получают мат: 36...Qh1+ 37.Ke2 Qe1# . Нет счастья и после 34.Kg1 Qh3! со страшной угрозой e4-e3! и матовой атакой ферзем и конем. Например, 35.Rc1 ( 35.Qc2 Ne5 ) 35...Qf3 36.Rc8+ Kg7 37.Qc3+ Kh6 38.Rc6+ Kh5 39.Rf6 Qd1+ 40.Kxg2 Ne1+ , и белым, чтобы спастись от мата, приходится отдавать ферзя.

Лучше 33.Qc2 , но и тут после 33...Qf5 34.Rxg2+ hxg2+ 35.Kg1 Qf3 четкой ничьей не видно.

33.Qc2.

Теперь Таль аккуратно отражает все угрозы.

33...Kf8 34.f3 Rxg1+ 35.Rxg1 Qf5 36.Rf1 e3 37.Nb6 h3 38.d6 Nf2+ 39.Rxf2 exf2 40.Qxf2 Qd3 41.Nd7+ Ke8 42.Ne5 Qxd6 43.Qe2 Qe6 44.Qe4. Черные сдались.

Д.Бронштейн – М.Таль
Английское начало

Лучшая партия Бронштейна в матче. Он тонко переиграл соперника на ферзевом фланге, осуществил вторжение по линии «с». Правда, как часто бывает в рапиде, ошибся на стадии реализации, однако Таль не воспользовался подвернувшимся шансом.

1.c4 e5 2.Nc3 Nf6 3.Nf3 Nc6 4.g3 d5 5.cxd5 Nxd5 6.Bg2 Nb6 7.0-0 Be7 8.d3 0-0 9.Be3 Be6 10.Na4 Nxa4 11.Qxa4 Bd5 12.Rac1 Re8 13.Bc5 Bxc5 14.Rxc5 Qd6 15.Rfc1 Ne7 16.e4! Bc6 17.Qc4 Ng6 18.h4 Nf8 19.Bh3 Rad8 20.b4 a6.

В пользу белых 20...Qxd3 21.Qxd3 Rxd3 22.Nxe5.

21.a4 Bxa4 22.Rxc7 Re7 23.Rxe7 Qxe7 24.Qc7 Qxc7 25.Rxc7 Rxd3 26.Nxe5 Rd1+ 27.Kg2 f6 28.Ng4?!

Выигрывало 28.Rc8! (с угрозой 29.Be6+) 28...Rd6 29.Nc4 Rc6 30.Rb8! , и коня брать нельзя опять же из-за шаха с е6.

28...Bc6 29.f3 Rd2+ 30.Kf1?

А здесь следовало уже отвести коня в оборону – 30.Nf2 с примерным равновесием.

30...Rb2.

После 30...Rc2! неожиданно выяснялось, что у белых нет достойной защиты от 31...Bxe4 с выигрышем пешки, поскольку ладья с7 увязла в неприятельском лагере. Так, в случае 31.Re7 Ng6 32.Re6 h5! 33.Ne3 Rc3 34.Kf2 Bd7 последствия для белых совсем печальные.

31.Ne3 Rb3 32.Kf2 Rb2+ 33.Ke1 Rb3 34.Nf5 Rxf3 35.Ne7+ Kh8 36.Rc8 (еще точнее 36.h5! ) 36...g6 37.Nxc6 bxc6 38.Bg2 Rxg3 39.Kf2 Rb3 40.Rxf8+ Kg7 41.Ra8 Rxb4 42.Rxa6 Rc4 43.Ra7+ Kh6 44.Rf7 f5 45.e5 Rc2+ 46.Kg3. Черные сдались.

И еще один фрагмент, который показывает, что гроссмейстеры в данном матче куда больше заботились о зрителях, нежели о «счете на табло».

Д.Бронштейн – М.Таль

«Конечно, я понимал, что у черных достаточная компенсация за пешку, но никак не предполагал, что вслед за пешкой Таль пожертвует еще и ладью. И это – в эндшпиле без ферзей!» (Д.Бронштейн).

19...Rxc3 20.bxc3 Bxc3 21.Bb2 Bxb2 22.Rd1 Nc5.

«Позиция белых, несмотря на лишнее качество, очень пассивна. А так как играть приходилось почти в темпе блиц, то составить твердый план защиты я не сумел. Ладьи бессмысленно топтались на месте, чем незамедлительно воспользовался партнер. Отточенная техника игры в эндшпиле доставила зрителям эстетическое удовольствие. Принято считать, что сторона, у которой лишнее качество, должна выиграть, а тут всё было наоборот. Исключения из правил всегда удивляют и радуют» (Д.Бронштейн).

23.Rc2 a5 24.Kf1 a4 25.Rb1 a3 26.Ke2 Rb4 27.Kd1 Kg7 28.Ke2 a5 29.h4 h5 30.Kf3 Ne4 31.Re1 f5 32.Rc7+ Kh6 33.Ke3 Bd4+ 34.Kd3 Nc5+ 35.Kc2 Rb2+ 36.Kd1 Bf6 37.Re2 Rb1+ 38.Kc2 Ra1 39.Bf3 Rxa2+ 40.Kd1 Rxe2 41.Bxe2 a2. Белые сдались.

Позиционная жертва ладьи и впрямь была бы хороша, но есть нюанс – после 21.Be4! (вместо 21.Bb2?) белые немедленно выигрывали.

А вот «ответная любезность» Михаила Таля.

«Черные получили технически выигранную позицию. Две ладьи здесь явно сильнее ферзя. В обычном турнире игра, вероятно, через несколько ходов завершилась бы. Насколько я помню, эта партия оканчивалась последней, уже можно было подумать всласть и найти точный порядок ходов. Но не было уже сил, ни духовных, ни физических. Слишком трудный партнер...» (Д.Бронштейн).

Последовало 31.Ne4 Re6 32.Qd3 Rfe8? 33.Qd5? , и на 54-м ходу партия завершилась вничью. Между тем, после 33.Nf6+! Rxf6 34.Qd7+ побеждали белые. Похоже, и Таль к концу матча-сеанса изрядно устал.

Кратко подводя итоги, Давид Ионович писал: «В матче было сделано 611 ходов. Что показала экспериментальная встреча гроссмейстеров? Играть восемь партий интересно, но трудно. Однако играть четыре партии одновременно, вероятно, вполне целесообразно и доступно всем».

В том же далеком 1982 году студентка Наталья Нарчук, учившаяся на кафедре шахмат на 10 лет раньше меня, организовала два аналогичных матча-сеанса. В обоих принял участие студент Александр Ненашев (ныне немецкий гроссмейстер Граф): он сыграл с преподавателем Борисом Злотником на 6 досках и с другим студентом Алоизасом Квейнисом на 4 досках. Участникам эта форма игры понравилась, однако она требует больших затрат энергии, поэтому серьезного развития пока не получила. Но не исключено, что и эта идея Давида Бронштейна со временем будет востребована.

 

Последние турниры

01.10.2014

Первый этап Гран-при 2014-2015 гг.

14.09.2014

Традиционный турнир в Бильбао проходил в два круга при 4 участниках.

14.09.2014

В мужских командах 6 основных игроков и 2 запасных, в женских – 4 основных и 1 запасная.

27.08.2014

Турнир Sinquefield Cup прошел в Сент-Луисе с 27 августа по 7 сентября.

24.08.2014

Заключительный, шестой этап женского Гран-при проходил в ОАЭ.

01.08.2014

41-я Всемирная шахматная Олимпиада прошла  в Тромсе.

14.07.2014

Главный турнир бильского фестиваля посвящен памяти его многолетнего организатора Ханса Сури.

12.07.2014

Традиционный дортмундский турнир проходил по круговой системе при 8 участниках.

18.06.2014

Пятый этап женского Гран-при проходил на грузинском курорте Лопота.

15.06.2014

Итоги.

02.06.2014

Второй турнир Norway Chess проходил со 2 по 13 июня в Ставангере.

11.05.2014

Пятнадцатый турнир имени Анатолия Карпова проходил в Пойковском с 11 по 20 мая.

19.04.2014

Турнир памяти Вугара Гашимова проходил в Шамкире с 19 по 30 апреля.

07.04.2014

Четвертый этап женского Гран-при проходил в Ханты-Мансийске с 7 по 22 апреля.

06.04.2014

Командный чемпионат России проходит в Лоо с 6 по 14 апреля.

11.03.2014

Турнир претендентов проходил в Ханты-Мансийске.

02.03.2014

Чемпионат Европы проходил в Ереване.

29.01.2014

В круговом турнире принимали участие 6 супергроссмейстеров.

Все турниры

 
Главная Новости Турниры Фото Мнение Энциклопедия Хит-парад Картотека Голоса Все материалы Форум